«Аэрофлот» против профсоюза – кто прав?
«Аэрофлот» против профсоюза – кто прав?
Отличительной чертой конфликта между «Аэрофлотом» и Шереметьевским профсоюзом летного состава является то, что стороны меняют «показания».

Началось все с пресс-релиза МВД. В нем сообщалось, что сотрудниками Главного управления полиции на транспорте совместно с коллегами из Управления «Т» (безопасность на транспорте) ФСБ РФ задержаны заместитель руководителя и активист Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС). Позже выяснилось, что речь идет об Алексее Шляпникове (исполнительный директор ШПЛС) и Валерии Пимошенко, вице-президент профсоюза. Они были взяты с поличным при получении 10 млн. руб. из депозитария одного из московских банков.

Отметим, что в заявлении МВД говорилось, что эти десять миллионов – всего лишь первая часть из куда более внушительной суммы в 100 млн. руб., которую профсоюзные лидеры потребовали от летного директора «Аэрофлота» (АФЛ) – эту должность занимает Игорь Чалик. Предметом сделки называлось урегулирование проблемы перерасчета заработной платы летного состава, а также недопущение акций протеста профсоюза по этому поводу.

Правда, потом выяснилось, что с суммой 100 млн. руб. пресс-служба МВД погорячилась. Следственный комитет РФ (СК) сообщил, что задержанные лишь требовали от летного директора АФЛ «цифру с пятью нулями». Однако в ходе переговоров сумма была уменьшена до 30-ти миллионов рублей.

Интересна и квалификация действий Шляпникова и Пимошенко. Им было предъявлено обвинение по ст.159 УК РФ. Эта статья называется «Мошенничество», которое определяется как «хищение имущества путем обмана или злоупотребления доверием». Возникает вопрос: в чем состоял обман или злоупотребление доверием? Шляпников и Пимошенко вытянули у Чалика тридцать миллионов, но при этом не собирались прекращать акции протеста?

Примечательно, что в заявлениях «Аэрофлота» по этому делу присутствуют слова о том, что профсоюзные деятели угрожали обнародовать информацию, которая нанесла бы вред репутации авиакомпании. Действия профсоюзных лидеров оцениваются как «вымогательство средств в особо крупном размере». Слова «задержаны по подозрению в вымогательстве» и «шантаж» произнес и президент ШПЛС Игорь Дельдюжов.
УК РФ содержит статью 163 – «Вымогательство». Упрощенно и применительно к данному случаю, вымогательство есть требование передачи чужого имущества под угрозой распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего. Однако в заявлении СК РФ эта статья почему-то не упоминается.

Представители профсоюза сразу после задержания Шляпникова и Пимошенко заявили, что это была провокация. По их версии, исполнительный директор и вице президент должны были по договоренности с директором АФЛ забрать из банковской ячейки документы. Тут сразу возникает вопрос: в здравом ли уме обвиняемые? Получать таким образом что бы то ни было (хоть конфетный фантик), когда профсоюз находится в состоянии жесткой конфронтации с администрацией – до этого надо было додуматься.
Правда, в последнем заявлении главы ШПЛС Дельдюжова формулировка уже более обтекаемая. По его словам, речь шла о нормализации конфликта вокруг Сергея Кнышова. Бывший пилот АФЛ был уволен трижды (один раз восстановлен по суду, во второй раз приказ об увольнении был отменен). Считается, что причиной увольнения Кнышова была его активная борьба за выплату компенсаций. В довершение всех неприятностей пилота в отделе кадров было «утрачено» его летное дело, то есть он не может ни устроиться на работу, ни получить пенсию.

По версии Игоря Дельдюжова, Шляпников и Пимошенко вели с администрацией переговоры по поводу Кнышова. Неожиданно это завершилось так, как завершилось. «Все договоренности, которые были с руководством компании, они (Шляпников и Пимошенко) выполнили, всё сделали, как обсуждали. Но, тем не менее, были задержаны и находятся под следствием», - говорит президент ШПЛС. Согласитесь, эта фраза мало что объясняет. Это притом, что заявление носит громкое название «о провокации АФЛ».

Отметим, что Сергей Кнышов также задержан. Согласно сообщению СК РФ, но является подозреваемым по этому же делу.

Противостояние между профессиональным объединением и администрацией авиакомпании выглядит принципиальным. В АФЛ говорят исключительно о «так называемом» Шереметьевском профсоюзе летного состава. Утверждается, что «указанный ШПЛС объединяет подавляющее меньшинство пилотов «Аэрофлота».

Согласно заявлению директора АФЛ Виталия Савельева, в компании работает порядка 1700 пилотов. На сайте ШПЛС утверждается, что профсоюз объединяет более 850 пилотов, бортинженеров и штурманов «Аэрофлота», а также более тысячи пенсионеров из их числа. Если эти цифры подлинны, то говорить о «подавляющем меньшинстве» нельзя – в союзе состоит примерно половина летного состава. По словам Дельдюжова, после задержания Шляпниковаи Пимошенко число членов ШПЛС увеличилось, пилоты стали активнее.

Согласно заявлению АФЛ, «на протяжении всех лет своего существования единственной задачей его (профсоюза) боссов был обман состоящих в нем пилотов, разжигание в них ненависти к собственной компании». Со своей стороны, ШПЛС обвиняет администрацию в ведении информационной войны. Говорится о трех «проплаченных» статьях, а также о ролике, который размещен на YouTube. По словам Дельдюжова, этот ролик «не просто критиковал профсоюз, но обливал грязью всех пилотов всей России». Действительно, в ролике, который носит красноречивое название «Летающие олигархи», утверждается, что российские пилоты получают больше всех в мире – хотя это не вполне соответствует истине.

Основной предмет конфликта между «Аэрофлотом» и ШПЛС – компенсации летному составу. Компания их долго не признавала, и вынуждена была начать выплаты лишь по решению суда. Не исключено, что обострение противостояния говорит, что руководство АФЛ получило «намек» на то, чего жаждет давно – возможность нанимать пилотов-нерезидентов. В этом случае администрация может попробовать показать профсоюзу, кто в доме хозяин. А, может, профсоюзные лидеры действительно попытались «немножко пошантажировать» руководство авиакомпании.

Обострение конфликта теоретически может привести к протестным акциям и, как результат, к дезорганизации работы «Аэрофлота». Однако думается, что до этого дело не дойдет. Суд над Шляпниковым и Пимошенко действительно может высветить такую информацию о деятельности авиакомпании, которая не доставит радости ее руководству.

Текст: Алексей Захаров
Погода +8 Ясно Подробнее

Дружите с нами